В этом году корейские игровые компании изо всех сил пытаются удержать свой бизнес на плаву, с одной стороны на них давит продолжающийся отказ Китая разрешить продажу корейских игр, с другой отсутствие новых игр. Кроме того, буквально на днях Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определила игровую зависимость как психическое заболевание, которое может буквально опустошить отрасль.

Крупные игровые компании в первом квартале опубликовали доходы ниже ожидаемых.

  • Nexon объявили об операционной прибыли в 536,7 млрд вон (452,3 млн долларов) в первом квартале, что на 4% ниже по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
  • Операционная прибыль NCSoft также снизилась на 61% до 79,5 млрд. вон
  • Операционная прибыль Netmarble составила 33,9 млрд. вон, что на 54,3% меньше, чем в предыдущем году.
  • Com2uS (известная по мобильной игре Summoners War) показала снижение операционной прибыли на 23,5 процента
  • Операционная прибыль Pearl Abyss сократилась на 55,3%

Одной из главных причин невозможности роста прибыли представители компаний считают запрет экспорта игр в Китай.

Тут надо сказать, что в Китае игровые компании должны получить специальные правительственные лицензии на новые игры. В противном случае корейским компаниям запрещено распространять свои игры в Китае. С марта 2017 года правительство Китая совсем прекратило выдачу лицензий в рамках протеста развертыванию Кореей системы ПВО США.

Однако худшим фактором, который теоретически может убить существующую игровую индустрию в Корее является новая кодификация игровой зависимости ВОЗ как психическое расстройство.

Президент корейской ассоциации мобильных игр (KMGA) Хуанг Сунг-ик прокомментировал эту ситуацию так:

“Игровая индустрия сталкивается с рядом проблем, и кажется, что все будет только ухудшаться. Игровые компании не могут распространять свои игры в Китае, и некоторые из них не смогли выпустить новые в этом году. Что еще хуже, ВОЗ может классифицировать игры как наркоманию, а это уже психическое расстройство. Если оно будет одобрено, то отрасль потеряет триллионы вон”.

На 72-й сессии ВОЗ, которое подходит к концу (с 20 по 28 мая 2019) на момент написания этой стати уже постановила счесть «игровое расстройство» болезнью. За это проголосовали 194 участника. Новое заболевание добавлено в Международную статистическую классификацию болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-11). Оно вступит в силу в 2022 году, и по оценкам экспертов, отрасль потеряет более 10 триллионов вон уже через три года после этого.

Также Хуанг Сунг-ик добавил, что это решение «может заставить разработчиков игр небольшого размера исчезнуть из индустрии».

Ещё один фактор усугубляющий ведение игрового бизнеса это растущее движение по созданию профсоюзов оказывает большее давление и на игровые компании в Корее. В феврале профсоюз Nexon заключил соглашение с руководством об отмене системы фиксированной оплаты за сверхурочную работу с августа, так же поступили Netmarble и NCSoft.

Наконец, принятая максимальная рабочая неделя в 52 часа (до этого была 68) препятствует компаниям соблюдать сроки для запуска новых игр и обременяет их дополнительными затратами, отметили представители компаний в отчётах о доходах за первый квартал 2019 года.